Перейти к содержимому

Автор

У меня был выбор: смириться с общепринятыми представлениями или искать возможности. Я выбрал поиск, и пройдя путь восстановления собственного здоровья, применяю опыт в ежедневной работе.

Линия событий от рождения до настоящих дней

Первый год жизни

Появление на свет прошло тяжело, и я попал в реанимацию вместо первого кормления грудью. Затем был стационар, затем ещё один, и к концу года медкарта была толще, чем у половины детей до 18 лет.

Младенчество сопровождалось тремором челюсти, отсутствие сна, подвывихом бедра, хроническим бронхитом и нефритом. По статическому прогнозу для таких случаев, к 40 годам я должен был стать инвалидом сразу по нескольким направлениям.

Детство и подростковый возраст

Первые пару лет помню только борьбу за возможность передвигаться и трогать что хочу. Неосознаваемая скованность и борьба с телом были не понятны. Отсутствие движения быстро лишало сил. Для устойчивой работы тела и психики нужен оборот крови и лимфы по телу, который из-за спазмов был затруднён. Тогда это не осознавалось, но отлично ощущалось.

Основным строкой в направлениях в стационары были почки. Сколько бы я не спрашивал перевода диагноза на русский, ответ был один «Воспаление». При таком течении был риск попасть на диализ к 30 годам, и гарантия слабости тела навсегда. Никаких походов, активного спорта и работы с весами.

Мое тело росло и одновременно слабело, нужно было что-то предпринимать. Пришлось выбирать направление самостоятельно. Все силы я вложил в умственную работу, потребовав научить меня читать и считать.

Изобретать «самоправки» пришлось с 10 лет, когда связь боли в шее и неспособности сосредоточиться оформилась в понимание. Основательно подойти к экспериментам пришлось в 11,5 лет, когда шею заклинило до невозможности встать с кровати. Но это мало кого волновало и в школу нужно было ходить.
Мучился с заклинившей шеей 2 недели, пока однажды утром не нашел решение. Я собрал в кулак волю, лёг на валик из подушки и потянул шею от себя «вверх». Щелчок облегчения — боль уменьшилась и движения частично восстановились. Об этом есть видео «Самоправка шеи». Намеренно снимал для тех, кто неожиданно оказался в такой же ситуации.

Опытным путем установил, что физические нагрузки мне доступны с ограничениями — иначе с таким трудом поставленную шею, можно легко снова заклинить. Велосипед, скейтборд и роликовые коньки временно закрыли вопрос спорта.
Только через 10 лет выяснится, что нужно вправить атлант (первый шейный позвонок), а в подростковом возрасте представления были попроще — сделал «щелчок облегчения» и весь день свободен от боли и скованности.

Школа требовала усидчивости, которой неоткуда было взяться. Более того, успехи сильно отличались от предмета к предмету. Это сейчас мне понятно, что первичный интерес идёт к личности преподавателя, а затем переходит на суть сказанного. Конфликт с учительницей неизбежно приводит к отказу от усвоения информации, из подобных ситуаций подростков нужно выводить внешней помощью. Тогда это было вызовом способностям, который не удавалось преодолеть.

Когда настало время готовиться к поступлению в ВУЗ, я отправился на подготовительные курсы. В обществе преподавателей медакадемии и стремящихся туда школьников и школьниц, я заметил, что учиться заметно легче, чем в школе. Биология, химия и физика казались мне более ценными, чем другие школьные предметы. Плюс хорошо помогала атмосфера целенаправленного усилия и осознанной цели.

Академия

После поступления в медакадемию изучил анатомию и физиологию, проанализировал свои ощущения. Вопросов было два: почему оно само не лечится и что делать дальше?

Пробовал разные способы — кардиотренировки, бокс, йога, растяжка, ритмическая гимнастика, энергопрактики, медитации, ката, ци-гун. Развитие мускулатуры не давало облегчения, растяжки не могли преодолеть спазм, спина никак не хотела успокаиваться, и становилось хуже от усиливающихся мышц поясницы, которые сдавливали почки. С одной стороны — понятно, что проблема в позвоночнике. С другой — непонятно, что в итоге делать.

Я получал знания где мог — перелопатил кучу учебников и историй, слушал любые рассказы о практиках лечения скелета, и безостановочно проверял все опытным путем. Научился выводить мышцы из спазмов, настраивать тело от сердечного пульса до движения рук и ног при беге, ставить на место позвонки, поправлять ребра, приучал себя к новой осанке и двигательным привычкам.
Само работать тело оказывалось, требуя постоянного внимания. Это, разумеется, не могло считаться результатом.

И настало время изучить психоматику.

В книгах о Ци-гун однажды прочёл, что баланс жизненной силы — это сумма трёх источников: полученная от родителей, выработанная изнутри и получаемая от мира в процессе жизни. И что родовая энергия хранится в почках и гнев заставляет её волноваться, ведя к воспалению.

Приняв это за рабочую гипотезу, я постарался примириться с тем, что мать родила меня как родила, будучи не в силах сберечь мой позвоночник от ударов судьбы. Это действие заметно облегчило ситуацию, я забыл о простудах от промоченных ног и болях глубоко под нижними рёбрами, заодно улучшив анализы до нормальных. В ту же весну исполнилась мечта — я смог ходить по снегу босиком.

После ВУЗа

Когда начал работать в больнице, поставил цель решить вопрос позвоночника целиком. Для этого нужно было найти пропущенные звенья цепи. Рассматривая схему кровоснабжения, я натолкнулся на картинку с изображением позвоночных артерий, проходящих через С1. По запросу поисковик выдал множество статей о подвывихе атланта и нарушении кровотока. Это было кстати, так как его я никогда раньше не думал об этом.
Ещё попалась статья, вы которой было описано многое из того, что я чувствовал. Там же были пальпаторные тесты, ими и занялся.

Сведя воедино информацию, у меня родилось логичное решение — надо вправлять. Перспективы манили вперёд, более того — я решил самостоятельно вправить первый шейный позвонок.

Предупреждение! Это крайне опасная манипуляция, есть риск сделать себя инвалидом на всю жизнь! Описание исключительно в целях автобиографического изложения.

В процессе подготовки прочёл все работы профессоров по рефлекторной регуляции мышечного тонуса и сделал два вывода: без чувствительности делать нельзя и бороться со спазмом тоже нельзя. Положение атланта проверял несколько дней, он был относительно стабилен: около 10 градусов в повороте по часовой стрелке вокруг вертикальной оси.

У меня было только одно решение как это сделать. В перевернутом положении, когда сила тяжести растягивает шею, но тело может защитить позвоночник при необходимости — напрячь межпозвонковые мышцы и сохранить предыдущее положение позвонков, ограничив манипуляцию.
Механизм с перевернутым положением тела, был хорошо отработан мной еще во время обучения на первом курсе, когда я растягивал ноющую поясницу после долгого сидения на лекциях.

Настало время действовать. Решил вправлять на улице, повиснув вниз головой на трубе сушилки для белья (она толще турника, поэтому удобнее держаться согнутыми в коленях ногами). Была ранняя осень, запахи трав и цветов вдохновляли, мягкое тепло солнца успокаивало, а крики и звуки игры на детской площадке давали небольшую уверенность, что если потеряю сознание, то кто-то успеет вызвать скорую помощь.

Тело отреагировало спокойно, и со второго раза смог достаточно сконцентрироваться и выполнить «операцию на самом себе» — потянуть шею по направлению «от себя» с поворотом в сторону поворота атланта. Спрыгнув с трубы, еле устоял на ногах. Дети продолжали играть, немногие наблюдавшие за мной взрослые, лишь пожали плечами и отвернулись. Показалось, что ничего не изменилось и я обманулся в расчёте.

Однако, пройдя около ста метров пешком, обнаружил первую значительную разницу в ощущениях. Цветность картинки увеличилась более чем на треть, и яркость примерно на четверть. Проверив на ходу положение атланта, я стал замечать дальше. Слух на первый взгляд не изменился, однако способность вслушиваться также возросла. Придя домой, я ничего не мог делать, и заснул. Следующие два дня задачей было побороть сон и дождаться выходных.

Через две недели сна по 11 часов в сутки заметил, что живу полной жизнью. Появилась лёгкость движения, стало возможным расслабиться. Жизнь поделилась на «до» и «после».

Через несколько месяцев случился поворотный момент.


После того, как я привёл всё тело в надлежащее состояние, т.е. вправил атлант и вернул кровоток мозга на отметку 100%, был один из обычных рабочих дней. Я вошёл в палату и начал осмотр поступивших за выходные. Мужчинам было 35-50 лет, и шея была в спазмах у всех. Диагнозы — инсульт и корешковый синдром. Проверка положения атланта меня не радовала, т.к. шесть из шести имели поворот по вертикальной оси на 15-20 градусов. Неврологические признаки ишемии мозга были также у всех, несмотря на различные поводы госпитализации.

Масштабность проблемы молнией осветила сознание, и сам собой возник вопрос «Это так и будет продолжаться?» Вот в этот момент понятие ответственности стало вполне осязаемым и конкретным.
Привычка проверять на практике приходящую информацию сработала — я начал вести статистику взаимосвязей и эффективности известных методов. Данные из монографии полностью подтвердились. И процент травм, и взаимосвязи со взрослыми болезнями.

На основании своего опыта и опираясь на взаимосвязи нервной системы я создал методику возврата трудоспособности лежачих (от боли в спине) больных, подход к работе при грыже межпозвонкового диска, схему реабилитации после инсульта, реабилитацию детей с травмированной шеей.

Для одних людей, из тех, кто поверил и начал действовать, настало время удивляться скорости и качеству перемен к лучшему. Для других я сказочник, хотя они видели выздоровевших и общались с ними.

Настоящий момент

Между подкорковыми центрами, ответственными за здоровье тела, и корой, занятой социальными вопросами, нередко возникает конфликт. Этот конфликт называют «психосоматика» и суть его в обходных путях взаимодействия коры головного мозга, подкорки и окружающих людей. Одной из основ является нагрузка на психику сверх текущих возможностей.

Например, школа начинается в 7 лет, потому что только к этому возрасту мозг созревает до способности воспринимать отвлечённые вещи. При этом, речь о здоровом ребёнке. Если есть снижение кровотока, которое часто именуют «ВСД», то созревание может затянуться. Для компенсации этого когда-то было разработано 3 и 4 класса начальной школы. Какой стресс испытывает ребенок, занимаясь с репетиторами с 6 лет, если в школу нужно приходить подготовленным? Подкорковые центры посылают центрам принятия решений сигналы усталости, но те могут включить программы питания или каприза, т.к. дисциплина не даёт.

Из тысяч подобных моментов складывается форма поведения. Раз нет возможности просто встать и уйти, выход один — показать причину взрослым. Температура, кашель, приступы болей в животе или потеря сознания — далеко не полный перечень проявлений. Причины есть всегда, нужно это хорошо понимать.

Целостность подхода это воздействие на внешнюю и внутреннюю сторону жизни, что позволяет убирать телесные и психологические ограничения, менять отношение к себе, телу и жизни. Это не значит, что я с каждым говорю о психике. Но значит, что вы сами способны решить многие вопросы, и если это делать параллельно во времени, то результаты смогут вас удивить и обрадовать.

Жизнь требует движения в новое, а это в свою очередь требует проработки психики в плане устранения блокировок, повышения уровня интегральности, скорости обработки информации и реализации в окружающей действительности.

Если вы воспринимаете себя как часть жизни, то вы пропорционально этому развиваетесь и получаете поддержку. Однако ошибки неизбежно вызывают последствия. Двигаясь слишком быстро в одном, забывая о других сторонах бытия, получаем перекос и лишние траты.

Примеры:

  • много работаете и мало обращаете внимания на своё тело;
  • много учитесь и мало реализуете знания;
  • увлеклись творчеством и забросили финансы.

В этих и многих других случаях будут страдать конкретные органы тела и количество неприятностей будет расти, что называется, как по сценарию. Это можно понять и исправить, но есть вопрос глубже: вы жить собираетесь целиком или по частям? Для счастья или чтобы рекорды ставить?

Из интересного это работа с челюстью и жевательными мышцами. На них проецируется много психосоматики и её легко осознать и управлять. Не клавиатура от ПК, но всё же вполне понятный язык собственного тела.
Буду пополнять текст по мере появления новых тем.

Смыслы пройденного, как они видятся сегодня, и перспективы на будущее

Можно по-разному относиться к событиям своей жизни, но их можно только прожить. Сорванные роды, травмы, полученные в ходе этого процесса, легли в основу пути преодоления. Без этих событий больше половины знаний не были бы получены. Так я узнал, что негатив может быть фундаментом для достижений.
Ответственность, преодоление, вера в себя — эти слова звучат по-разному для слушающего и того, кто прошёл через необходимость ими жить.

Основополагающий принцип жизни — целостность. Информация, которая раз за разом переворачивала отношение к ситуациям, сама и ставила всё по местам. Не таким, какими я их представлял, но какими нужно.

В идеальной вселенной нужна подготовка к беременности. Ведь историй, как я рассказал о себе, много. Просто не все выходят из кризиса вовремя. Зачем править несколько детей, если можно заранее подготовить молодую маму, и она родит мягко и спокойно. А если девушек будет много, то можно вырастить поколение гораздо более сильных и здоровых людей.

Сейчас я подготавливаю вебинары на aafonin.online. Первый — «Питание и работа мозга» уже опубликован. Важность темы трудно переоценить. Хотя сбор и выявление взаимосвязей и заняли 10 лет, они того стоили. Следующая тема — психосоматика. Однако об этом чуть ближе к публикации.

Дипломы
Диплом врача

Пройдя такой путь, я вывел для себя формулу: быть счастливым и здоровыми — это норма, а преграды на этом пути можно и нужно преодолеть.